Владимир Шкрябин: Мои дети считают настоящими горами лишь те, на которых летом лежит снег

Приморье – край, в котором царит культура закаленных и выносливых, активных и спортивных. Предстоящий День туризма, который во всем мире отмечают 27 сентября, стал поводом для встречи с одним из самых.. … Подробнее >Владимир Шкрябин: Мои дети считают настоящими горами лишь те, на которых летом лежит снег

Приморье – край, в котором царит культура закаленных и выносливых, активных и спортивных. Предстоящий День туризма, который во всем мире отмечают 27 сентября, стал поводом для встречи с одним из самых известных и авторитетных представителей спортивного туризма края, руководителем клуба Green Tour Владимиром Шкрябиным. В интервью ИА PrimaMedia заслуженный путешественник России рассказал, с чего началось его приобщение к походной жизни, и как постепенно это переросло в большое и важное дело, получившее общественное признание.

— Владимир, сколько лет вы уже занимаетесь спортивным туризмом?

— Я родился в 1972 году и, наверное, с 1978 года уже начал ходить пешком в лес. Дело в том, что у меня родители — геологи, и мы жили в глубокой тайге с геологоразведочной экспедицией. Игрушки – камни, садик – деревья. Я ходил с родителями с самого раннего детства, а непосредственно туризмом примерно в школе начал заниматься. У меня был хороший тренер– Собуров Сергей Васильевич. Он преподавал у нас ориентирование и туризм, мы ездили на турслеты. В 1989 году я поступил в ДВПИ, и здесь прошел курс руководителя по туризму, после которого получил право водить туристические группы в тайгу. То есть, с 1989 года это уже официально задокументированный факт — что я руководитель. Более целеустремленно заниматься спортивным туризмом я начал примерно с 1995 года, когда вернулся из армии. Тогда уже были поставлены цели: получить разряд по туризму, пройти маршруты более сложные, чем раньше. И мы начали с группой, которая называлась "Зеленая компания", ходить в горы и проходить спортивные маршруты.

— У вас разряд?

— Да, у меня разряд кандидата в мастера спорта по спортивному туризму, подтвержденный в начале 2019 года. Я уже третий раз подтверждаю кандидата, и мы еще с одним инструктором, который занимается у нас в клубе, хотим получить разряд мастеров спорта по спортивному туризму. Нужно пройти еще несколько сложных квалифицированных походов, и после этого будет присвоено или не присвоено звание.

— Что конкретно нужно сделать, чтобы получить разряд?

— Мастера спорта за один год не получишь, минимум надо 4-5 лет, чтобы прийти к этому в той дисциплине, которой я занимаюсь, — спортивный туризм, пешеходный маршрут. Нужно принять участие в чемпионате России либо в Кубке России — и выйти на лидирующие позиции. То есть, занять 1,2 или 3 место, тогда при наличии в багаже нескольких походов пятой-шестой категории сложности можно сделать мастера спорта.

— То есть, если я поднялся на Эверест, это мне никак не поможет?

— Нет, если подниметесь, не получите мастера спорта. Во-первых, вас на Эверест просто так никто не пустит. Да, сейчас ходят коммерческие группы за большие деньги, но все равно у вас не будет того опыта и багажа, который требуется для получения данного звания. Первое требование – это участие в соревнованиях всероссийских и российских.

— Вы еще и заслуженный путешественник России. Что это за звание, кому оно дается?

— Звание это дается тем, кто в туризме находится более 20 лет, кто занимается развитием туризма и сделал большой вклад в это. Мне звание заслуженного путешественника России присвоили в 2009 году как раз за то дело, которое я сейчас держу: это проведение мероприятий спортивного туризма по краю, обучение людей навыкам спортивного туризма, проведение школ начального базового уровня для того, чтобы люди понимали, как правильно ходить в горы, как правильно заниматься туризмом.

— С какого возраста вы обучаете?

— С любого. Когда задают этот вопрос, я отвечаю: у нас от 0 до 99 лет. Самые маленькие детишки со мной ходили в походы в 1 год и 1 месяц. Да, это нагрузка на родителей, которые несут их в своем рюкзаке, это больше хочется родителям, чем детенышу. Ребенок начинает понимать, что такое поход, примерно с 4-5 лет. Я — отец четверых детей, и у меня опыт есть. Мои дети считают, что настоящие горы – это те горы, на которых летом лежит снег. Остальные горы – это не горы. А так у нас в клубе возраст людей, которые занимаются туризмом абсолютно разный. Самая младшая группа в прошлом году у нас занималась – от 4 до 8 лет. Есть и человек, которому 65. Многие приходят уже в возрасте, говорят: мы ничем не занимались, или занимались не тем, а сейчас хотим ходить в горы, но не хотим с коммерсантами ходить, хотим сами освоить это дело и продвигаться, куда глаза глядят.

— Чем отличается спортивный туризм от коммерческих походов?

— Коммерческие группы у нас водят на Пидан за 1-2 тысячи рублей. Там нагрузка на инструктора большая, когда ему 20-30 человек одному дают в руководство. И всякие непредвиденные вещи случаются с неподготовленными людьми, которые идут в горы. А мы, проводя лекции и тренировки, тем самым добиваемся безаварийного посещения различных вершин или достопримечательностей.

— Все ваши дети ваше увлечение разделяют?

— Старшая уже меньше стала ходить, но все равно бывает. Младшие да, разделяют, просят: "Папа, возьми меня в поход".

— Берете?

— Берем. Вот в июле мы ходили на горный Алтай, прошли пешком 180 км, в том числе дети прошли это все самостоятельно. Две недели пешком.

— Сколько остановок в день делается?

— Остановки делаются через каждые 40 минут, как минимум, ну или через полчаса, в зависимости от того, какой уклон. То есть, если вертикально вверх идти, то через каждые полчаса, по ровной идем – через 45 минут стабильно остановка.

— А стоянка только на ночевку делается?

— Ну почему, есть полудневки, то есть, если красивое место или хороший вид, грех пройти мимо, останавливаемся и смотрим. Но это все заранее обычно просматривается, прописывается, что будет остановка на полдня. Это все планируется. Этим отличается спортивный туризм от простого: у нас распределено все по времени, по датам. Мы предполагаем некий баланс на скорость, на непредвиденные какие-то вещи, допустим, на погоду день-два закладывается. Если дождь, то какой смысл идти, можно постоять на этом месте. Но если 15 дней дождь, то надо идти.

— У вас были серьезные и страшные ситуации в походах?

— Бывали очень сложные ситуации. В 2004 году мы ходили вокруг горы Белуха. Команда была хорошо подготовлена, но мы не учли вес рюкзаков, и у нас получился перегруз: то есть, на каждого мальчишку приходился рюкзак 35 кг, что к третьему дню похода "убило" парней, да и девчонок, которые несли по 25 кг. Я сам набрал на себя дополнительного веса – мой рюкзак весил под 40 кг, и к вечеру четвертого дня я понял, что просто не могу идти. Мы уже перевалили границу России, ушли в Казахстан, и впереди было еще 10 дней похода. Собрав коллектив, я расставил точки над и. Говорю: так и так, надо что-то с этим делать. Мы не можем идти по графику, а если не придем вовремя, у нас прогорят билеты на самолет. То есть, мы либо возвращаемся назад с этой точки, то есть сходим с маршрута, либо что-то делаем и идем вперед.

— И что вы выбрали?

— Полдня мы потратили на то, чтобы переворошить все продукты. Уменьшили норму еды себе, наверное, на треть. Выкинули все, что можно было выкинуть, облегчились и пошли дальше. Дошли до конца маршрута. Но было тяжело.

— Если ситуация безвыходная, кого-то можно на помощь вызвать?

— В приморских лесах на 90% маршрутов, куда водят коммерсанты, можно отзвониться в МЧС или еще куда-то. Однако спортивные маршруты повышенной категории сложности, пролегают там, где связи зачастую не бывает. Нужно либо спутниковый телефон брать, либо спутниковый трекер, который позволяет тебя отслеживать, либо послать сообщение, что с группой что-то случилось. Естественно сейчас в рамках проведения Чемпионата России или зоны Дальнего Востока, участие в спортивных маршрутах требует обязательного наличия средства связи с "большой землей". То есть, ты раз в сутки, либо раз в двое суток отзваниваешься, что с тобой все хорошо, что группа на маршруте. Плюс в случае ЧС есть возможность вызвать вертолет. Такие случаи происходят. Вот, на Камчатке наш товарищ шел 500 км один, и не дошел до финиша километров 50. Он подвернул ногу, и эти 50 км просто не дошел бы, не дополз. И тогда он прислал мне сообщение: вызывайте МЧС, я нахожусь на таких-то координатах, а дальше уже группа поддержки свое дело сделала, человек был спасен.

— Почему у вас прозвище Зеленый? Вам, наверное, часто такой вопрос задают?

— Да, вопрос частый. Когда-то в далеком 1989 году я водил группу первокурсников или даже абитуриентов ДВПИ на гору Облачная — это высшая точка в центральном Приморье. Там было человек 20, наверное, и многие не могли запомнить мое имя. У меня был костюм из зеленого техкапрона, тогда еще сложно было достать какую-то туристическую одежду. Это сейчас пошел в магазин, что надо, купил. А тогда особого ничего не было. И прочную одежду из зеленого техкапрона мне сшила девочка, которая у нас занималась, швея-мотористка. И туристы перекликались: "А кто знает, куда идти? – А вон тот в зеленом. – Что мы варим сегодня на ужин. – А вон зеленого спроси". Оттуда и пошло. Наверное, и зеленый чай мне положено пить.

— Есть какая-то у нас в Приморском крае вертикаль структуры спортивного туризма?

— Да, вертикаль существует. Кроме того, что есть разные туристические клубы, которые занимаются разными направлениями в туризме: допустим, водный туризм — сплавляются по рекам, пешеходный туризм, спелеотуризм – в пещеры лазят. У нас в Приморском крае 4-5 туристических направлений развито из 10 существующих. Городская федерация спортивного туризма объединяет несколько туристических клубов и несколько туристических школ. Кроме того, существует краевая общественная организация — Приморская федерация спортивного туризма, она непосредственно подчиняется Москве. Наш турклуб "Green Tour" наряду еще с 20 клубами входит в краевую федерацию. Это клубы разных направлений.

— Сколько лет вашему клубу?

— В следующем году будет 25 лет. Мы считаем с 1995 года. Многие клубы из-за чего разваливаются? Нет прибавления свежей силы. Люди ходили-ходили, потом женились, замуж вышли, родили и клуб потихонечку и развалился. Мы, проводя школы начального и базового уровня, тем самым привлекаем людей. Они пришли, поучились, кто-то ушел самостоятельно ходить, кто-то ушел в альпинизм, а кто-то прирос и к нашему клубу. Вот это обновление и позволяет держаться нашему клубу на плаву и регулярно принимать участие в мероприятиях как города, так и края. Я отлучался в 2007-2008 году, уезжал в Новую Зеландию – но клуб и без меня прекрасно смог прожить. И в 2013-2015 годах я в Новосибирск в командировку уезжал, два года клуб без проблем простоял.

— Что вы хотите пожелать тем, кто хочет заняться любительским или профессиональным туризмом?

— Тем, кто собирается заняться туризмом, естественно, необходимо пройти школу начального уровня, то есть понимать, что такое спортивный туризм вообще. Не обязательно у нас в клубе, такие обучения проводят спелеоклуб, клуб туристов-водников на базе ВГУЭС. У нас больше упор идет на пешеходный туризм. Когда мы проводим обучение, мы вывешиваем во всех соцсетях и у нас на сайте объявление, что начался новый набор – приходите. Приходят и в течение года. Обучение идет с осени до весны, примерно 4 месяца. Обычно с осени начали, в маленькие походы ходим, к весне их накручиваем больше, и потом к лету человек готов выйти уже в поход первой категории сложности: либо по Приморью пройти, либо выехать за пределы региона. То есть мы не говорим о 2-3 днях, мы говорим о недельном походе. К этому действительно надо готовиться. Хотя бы снаряжение и продукты приготовить. За год можно дойти до похода 3-ей категории сложности из 6-ти.

— А что относится к 6-ой категории?

— Ну, там минимум будет на 250 км. Есть таблица категории сложности, там 6-я категория – это 18 дней похода и 250 км, плюс определяющие препятствия вы должны пройти. Пройти отсюда и в Хабаровск вдоль трассы не засчитается. У вас должны быть определенные препятствия на пути: скажем, броды, перевалы, вершины, каньоны и прочее. Это как раз совокупность препятствий, которые потом подсчитываются. У нас не так много мест в России, где еще не ходили, поэтому особо ценится первопрохождение. В 2018 году мы ходили с группой, сборной Приморского края, в рамках чемпионата России по хребтику между Хабаровским краем и Амурской областью. Мы прошли 100 км пешком и 200 км сплавились по реке. До нас этого никто не делал в том районе. Довольно хороший поход получился, мы заняли 2 место среди походов четвертой категории сложности на России. То есть, довольно хороший результат.

Материал подготовлен в рамках проекта ИА PrimaMedia "Вместе к здоровью". Цель проекта — познакомить широкую аудиторию с различными способами укрепления здоровья, с международными и национальными праздниками, имеющими отношение к охране здоровья, осветить мероприятия и проекты, способствующие повышению престижа здорового образа жизни среди приморцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *